Отсутствие Uber или Airbnb в Южной Корее – следствие бюрократии

Отсутствие Uber или Airbnb в Южной Корее – следствие бюрократии
29 Декабря 2018

Как сообщает Live Mint, чтобы компенсировать замедление развития в таких секторах, как автомобилестроение, судостроение и производство чипов, Южная Корея в прошлом году создала новое министерство для сопровождения стартапов и увеличила финансирование для поддержки новых технологий. Но правительство работает слишком медленно в направлении по отмене обременительных правил для бизнеса.

Когда в 2017 году Чой Ба-да (Choi Ba-da) презентовал свою компанию Luxi сотрудникам Hyundai Motor, он сказал им, что у ведущего автопроизводителя Южной Кореи не будет будущего, если он не воспользуется новыми технологиями. Его обращение сработало: Hyundai согласилась купить 12% акций Luxi за $5 млн., ставшими первой инвестицией в компанию по совместному использованию автомобилей, присоединившись к конкурентам в гонке за транспорт нового поколения.

Но примерно через полгода Hyundai продала свою долю после того, как тысячи недовольных таксистов, обеспокоенных будущим своей работы, угрожали бойкотировать покупки автомобили Hyundai. Официальные лица Hyundai заявили, что они также опасаются законов, ограничивающих совместное использование автомобилей в Южной Корее.

Пример разрыва сотрудничества Hyundai с Luxi показывает, как жесткие правила, сильные профсоюзы и менталитет, порицающий риски среди гигантских конгломератов Южной Кореи, препятствуют росту стартапов в четвертой по величине экономике Азии.

По словам представителя администрации президента Мун Джэ-Ина (Moon Jae-in), десятилетняя модель роста экономики страны, основанная на деятельности горстки крупных экспортеров, таких как Hyundai и Samsung, достигла своего предела в условиях конкуренции со стороны Китая и повышения стоимости рабочей силы. Чтобы компенсировать замедление роста в таких секторах, как автомобилестроение, судостроение и производство чипов, в прошлом году было создано новое министерство для стартапов и увеличено финансирование для развития новых технологий.

Однако, по данным опроса десятков предпринимателей, инвесторов и руководителей, правительство слишком медленно устраняет громоздкие правила для стартапов, опасаясь, что они нарушат экономический порядок в стране или расстроят влиятельные профсоюзы. Это сделало Южную Корею страной, удивительно невосприимчивой к новым технологиям, несмотря на ее высокий технологический имидж.

"Сотрудники Hyundai признались мне, что они не должны были спешить с началом обслуживания населения, так как в конечном итоге пришлось отказаться от этого проекта", - говорит Чой (Choi) корреспонденту Reuters. "Но как, черт возьми, стартап может работать медленно?"

В заявлении агентству Reuters компания Hyundai сообщила, что продала свою долю в Luxi, поскольку инвестиции "не вписываются в бизнес-модель, к которой стремится компания". Директор по инновациям компании Hyundai Ёнчо Чи (Youngcho Chi) также заявил, что ограничения на совместное использование автомобилей в определенное "рабочее временя" является также одной из причин, по которой они отказались от Luxi. Вместо этого, в этом году Hyundai вложила 275 миллионов долларов в сингапурскую фирму Grab.

Большинство стартапов нелегальны

Hyundai и Samsung говорят, что они инвестируют как в отечественные, так и в зарубежные стартапы. Samsung сообщила агентству Reuters, что в течение пяти лет реализует программу поддержки стартапов для развития местных предпринимателей.

"Корейский успех был построен на стратегии быстрого продвижения, но китайские конкуренты догоняют нас очень быстро", - говорит Хванг Сунчжэ (Hwang Sungjae), соучредитель Fluenty, южнокорейского стартапа, занимающегося искусственным интеллектом и приобретенного Samsung Electronics в прошлом году. "Сейчас у компаний нет другого выбора, кроме как внедрять инновации и работать со стартапами, но они не инвестируют достаточно быстро. Я думаю, корейские компании находятся под большим риском отставания".

Законы - это еще одна проблема. По данным совместного исследования Google Campus Seoul и Фонда Asan Nanum, законы Южной Кореи полностью или частично блокируют импорт услуг в страну около 70 из 100 лучших стартапов мира по объему инвестиций. Среди них гиганты Airbnb, Uber и китайский Ant Financial.

В феврале ведущий южнокорейский оператор мобильной связи Kakao Corp купил Luxi за 25 миллионов долларов, но он все еще даже не запущен на фоне ожесточенных протестов водителей такси из-за особенностей местного законодательства. Один протестующий таксист поджег себя и погиб на прошлой неделе, а профсоюзные деятели говорят, что на этой неделе они планируют огромный митинг. Kakao сообщили, что после самоубийства водителя такси они отодвинули сроки запуска своего сервиса на более поздний срок. Министерство транспорта Южной Кореи отказалось от комментариев.

Законодательство также запрещает венчурным фондам инвестировать в финансовый, недвижимый, жилищный и ресторанный секторы Южной Кореи. Правительство предложило новый закон для снятия этих ограничений, но один из высокопоставленных чиновников правительства признал, что это будет нелегко и не быстро.

"Суть в том, что мы должны двигаться в направлении инноваций, но это занимает много времени и является сложным процессом для посредничества в существующих интересах", - сказал Reuters чиновник Министерства малого и среднего бизнеса и стартапов. "В реальности мы не можем просто игнорировать существующие интересы. Но пока на эти вопросы нет ясного ответа". Он отказался быть представленным в публикации из-за деликатности этого вопроса.

«Тебе снится сон?»

Многие корейские предприятия ориентированы на использование приложений, которые будут применяться только на местном уровне, что делает их трудно продаваемыми для глобальных компаний, сказал руководитель Samsung Electronics в интервью агентству Reuters, попросив не упоминать его имя, поскольку он не имеет права разговаривать со СМИ.

По данным корпоративного исследования с 2016 года Samsung Electronics приобрела миноритарные пакеты акций девяти стартапов, только один из которых базируется в Южной Корее.

За последние три года Hyundai Motor инвестировала 85 миллиардов вон ($75,11 миллионов) в 15 иностранных стартапов, по сравнению с 28 миллиардами вон, вложенными в пять местных предприятий за тот же период.

Венчурный фонд 500 Startups из Сан-Франциско, один из первых инвесторов Grab, заявил, что рассматривал возможность инвестиций в корейские компании, занимающиеся совместным использованием автомобилей, но решил не делать этого из-за правовых ограничений.

"Нормативно-правовая база была неблагоприятной для таких инвесторов, как мы", - признался агентству Reuters Джеффри Лим (Jeffrey Lim), возглавляющий корейский офис этого фонда.

Однако, по словам Лима, есть корейские отасли, предлагающие интересные возможности, такие как поп-музыка, онлайн-игры и производство косметики. 500 Startups инвестировали 6,5 млрд. вон в 30 южнокорейские фирмы, начиная с 2015 года, включая радио-приложение Spoon, которое сейчас доступно в Юго-Восточной Азии и Японии. Несмотря на трудности, южнокорейские стартапы поддерживаются и другими признанными зарубежными игроками.

Японский Softbank с 2012 года инвестировал в более чем в 20 технологические южнокорейские компании, по данным провайдера венчурных данных CB Insights, включая долю в размере $2 млрд в ноябре в компанию Coupang, занимающуюся розничной торговлей через Интернет. Южнокорейский стартап Viva Republica, управляющий приложением для денежных переводов Toss, на прошлой неделе привлек $80 млн от американских инвесторов, включая Kleiner Perkins и Ribbit Fund, на общую сумму $1,2 млрд.

Тенденция корейских конгломератов избегать рисков и внешних партнерств, заставляет их медленнее, чем иностранных конкурентов, адаптироваться к быстро меняющимся технологиям, сказал Ри Му-вун (Rhee Moo-weon), профессор менеджмента университета Йонсей в Сеуле, который консультирует Samsung, Hyundai и правительство Южной Кореи.

В 2003 году Samsung упустила возможность приобрести тогда еще небольшого производителя операционной системы смартфонов Android, всего за две недели до того, как Google купил ее за 50 миллионов долларов. Когда создатель Android Энди Рубин (Andy Rubin) предложил свою фирму Samsung, один из руководителей Samsung сказал ему: "Тебе снится сон? Ты с какой командой собираешься сделать это? У вас всего шесть человек. Ты под кайфом?".

Думай за пределами Кореи

Поскольку богатые конгломераты являются неохотными покупателями, только 3% южнокорейских стартапов смогли окупить свои инвестиции за счет продаж в 2017 году (по данным Корейской ассоциации венчурного капитала).

Это делает IPO одним из немногих выходов в сложившейся ситуации, но, по данным консалтинговой компании McKinsey & Co., южнокорейским стартапам требуется около 12 лет, чтобы стать публичными. "Вечность" по сравнению с Кремниевой долиной, где обычно требуется от шести до семи лет. Только в прошлом году Южная Корея ввела так называемое "правило листинга Tesla", которое позволяет убыточным стартапам размещаться на низшем высокотехнологичном рынке Kosdaq. Оно [правило] названо в честь американского производителя электромобилей, который остался убыточным через восемь лет после начала работы в 2010 году, но который стоит 63 миллиарда долларов. До сих пор только платформа электронной коммерции Cafe24 Corp использовала правило Tesla для выхода в свет. С момента листинга в феврале акции компании выросли на 25%.

Южнокорейские предприниматели говорят, что впереди еще долгий путь. "Чиновники пытаются удовлетворить требования всех заинтересованных сторон таким образом, чтобы это не привело к решению проблемы", - сказал Со Сынг Ву (Seo Seung-woo), профессор и предприниматель, который в прошлом году переехал в Силиконовую долину со своим собственным стартапом. "Я говорил себе, не думай делать стартап в Южной Корее. Делай его за пределами Кореи".

Перевод TaxiLife


Общественный совет по развитию такси 

Присоединяйтесь к нам в соц.сетях

taxilife в twitter vkontakte  odnoklassniki

 

Горячие новости такси

  Хочешь больше новостей? Жми! 
Рейтинг@Mail.ru